«Бульдог» Иван Енин: «Чтобы вернуться в Россию, выкупил у боснийцев свой трансфер»

Football

— Если бы не нулевая ничья с «Текстильщиком», старт «Торпедо» можно было бы признать отменным. Сами чувствуете, что сильны?

— Да, конечно, с каждым матчем прибавляем, обретаем взаимопонимание. После игры с «Текстильщиком» были очень расстроены. Первый тайм давался, создавали моменты, но не забили — и появилась какая-то нервозность. Начали торопиться, терять контроль над игрой, а у соперника, как это бывает, прорезались опасные контратаки. Четыре матча получились разными: со «Спартаком-2» доминировали всю встречу, с «Кубанью» и «Аланией» хорошо играли до перерыва, кроме того, с владикавказцами идеально провели концовку. Не знаю, с чем это связано, что пока выдаем только один сильный тайм. Духа не теряем, будем работать, а время все покажет.

— В основу «Торпедо» не проходят Рязанцев, Каплиенко, на замены выходит Лебеденко. Не у каждого клуба ФНЛ такая скамейка. Однако вам сразу удалось отвоевать место в составе.

— Когда я пришел в команду, мне «золотого» места никто не обещал. Просто делаю свою работу, доказываю, а тренер уже решает, кто готов и на какое время.

— Александр Рязанцев — капитан, главная звезда «Торпедо». Не проявляет маэстро неудовольствия?

— Нет, вообще! У нас отличный коллектив, все друг друга подбадривают. Играешь, не играешь — все одно целое. Рязанцев, Лебеденко, Довбня, Самсонов — лидеры раздевалки.

— Как относитесь к тому, что вас называют «собакой»? Говорят, вы спуска не даете никому даже на тренировках.

— Привык. Ко мне это прозвище привязалось еще с «Витязя». А когда играл в Боснии, называли «бульдогом». Не впервой!

«Бульдог» Иван Енин: «Чтобы вернуться в Россию, выкупил у боснийцев свой трансфер»

Иван Енин (в центре, номер 35) в игре с «Аланией» / Фото: © ФК «Торпедо»

— Александр Бородюк и внутри коллектива такой же душка, как на публике?

— Все зависит от ситуации. Александр Генрихович может прикрикнуть, как любой тренер, но не это значит, что он кому-то «пихает», просто так надо. А так — всегда улыбки, шутки. Позитивный человек.

— Насколько знаю, после пяти лет за границей вы хотели именно вернуться в Россию.

— У меня были варианты продолжить карьеру на Кипре, в Израиле и Дании, но не договорились по условиям. «Зриньски» хотел на мне заработать. В «Торпедо» боснийцы тоже не горели желанием отпускать — пришлось простить им некоторые деньги. Я для себя решил, что возвращаюсь домой.

— Фактически вы выкупили свой трансфер?

— В принципе да. Сумму не назову, она не очень большая. Хотя все равно обидно.

— Вас звал «СКА-Хабаровск». Далеко?

— Был разговор с Сергеем Николаевичем Юраном. Огромное ему спасибо, что мной заинтересовался. Но мне хотелось быть ближе к дому, к семье. И так почти всю жизнь на расстоянии. Плюс Москва, «Торпедо» — великий клуб, с перспективой, где можно развиваться. Посчитал, что это лучший вариант.

— Вы воспитанник подольского «Витязя», играли за него в ПФЛ, а потом уехали в «Ригу». Как так получилось?

— Мне был 21 год, хотелось поменять обстановку. Сказал руководству, что хочу уехать — не важно, Россия это или нет. В «Риге» в то время главным тренером был Дмитрий Хомуха, который незадолго до этого выиграл с нашей юношеской сборной чемпионат Европы. Агент сообщил, что у него есть ко мне интерес: «Поедешь?» — «Поеду». Полгода провел в аренде, а потом подписал уже полноценный контракт. В «Риге» провел три года.

— Чем больше всего запомнился период в Латвии?

— Запомнилась именно Рига — идеальный город для жизни. Спокойный, красивый, чистый, рядом Юрмала. В старом городе — знаменитые улочки, где снимались «Шерлок Холмс» и «Семнадцать мгновений весны»: с тех пор мало что изменилось. Домский собор… Душа отдыхает. Второе, понятно — это чемпионство, Кубок Латвии и дебют в еврокубках. А еще запомнилось, как два Кубка мы упустили в финалах.

— В «Риге» вы пересекались с Иваном Сергеевым. Будущего рекордсмена ФНЛ там не слишком оценили: он провел всего 7 мячей и вернулся в «Строгино».

— Мы жили в одной комнате, общаемся и сейчас. Не знаю, почему так получилось и какие были обстоятельства, но он провел в команде всего месяца два. Хотя по Ване всегда было видно, что он хороший нападающий. Чтобы реализоваться, ему просто было нужно время и доверие. В «Торпедо» много забивал, все получилось и в «Крыльях» — побил рекорд, стал лучшим бомбардиром ФНЛ, они вышли в премьер-лигу. Очень рад за него!

— После Латвии — Босния и Герцеговина. Тоже неожиданный поворот.

— В «Риге» почти каждые полгода меняются тренеры. Я видел и русских, и украинцев, и сербов, и хорватов. Был еще македонец — Гоче Седлоски, это легенда загребского «Динамо». Он-то и позвал меня в «Широки Бриег», когда принял команду. Пообщался с ребятами из бывшей Югославии, навел справки про страну, про клуб. Решил попробовать. Возвращение в Россию в тот момент не рассматривал, ждал варианты в Европе. В Латвии старая система проведения чемпионата — «весна-осень», к тому моменту я месяц сидел без команды, хотя, конечно, мог оставаться в «Риге». В зимнее трансферное окно трудоустроиться непросто, а тут на руках предложение уже в декабре. Тянуть не стал.

«Бульдог» Иван Енин: «Чтобы вернуться в Россию, выкупил у боснийцев свой трансфер»

Иван Енин в игре за «Зриньски» / Фото: © Личный архив Ивана Енина

— Что из себя представляет чемпионат Боснии? Высший дивизион сопоставим по уровню с ФНЛ?

— Смотрите, «Вележ» в Лиге конференций победил афинский АЕК. Мы в прошлом сезоне в отборе Лиги Европы миновали две стадии, после чего уступили АПОЭЛ в серии пенальти. При том, что киприоты в предыдущем сезоне играли в группе, до этого проходили отбор и в Лигу чемпионов. Не вижу смысла сравнивать чемпионаты России и Боснии, они разные во всех смыслах, в том числе по менталитету людей. Но уровень там недооценен. О боснийском чемпионате в России мало кто слышал, однако все говорят: не то. Так посмотрите, куда оттуда уходят игроки! В клубы Германии, Австрии, Бельгии, Турции. Перед моим уходом «Зриньски» продал в «Венецию», команду итальянской серии А, 15-летнего парня за 350 тысяч евро. Понятно, если брать групповые стадии еврокубков, то особых достижений нет, но пройти тот же АЕК, третью команду Греции, не каждый сможет.

— Про АЕК знаем, плавали. И все же — за что могло бы бороться «Торпедо» в боснийском чемпионате?

— За высокие места. В высшем дивизионе Боснии 12 клубов, семь из которых претендуют на чемпионство. Большая конкуренция, высокая плотность в таблице. Оставшиеся пять сражаются за выживание, но при этом, приезжая к ним, никогда не уверен, что заберешь три очка. В этом, кстати, сходство с ФНЛ, где точно так же любой может подставить подножку любому. Здесь тоже команд семь-восемь хотят быть высоко — если даже не слишком стремятся в РПЛ.

— Уклад жизни в Боснии иной, чем в России?

— Да. Там все размеренно, спокойно. Выходят с утра на улицу — и могут целый день пить кофе и курить сигару. Жизнь дешевая — и продукты не дороги, и досуг. Как его проводили? В выходные ездили погулять в горы либо в старый город со знаменитым мостом. Красивые места. Встретили русских, которые давно живут в Боснии, наладили контакты.

«Бульдог» Иван Енин: «Чтобы вернуться в Россию, выкупил у боснийцев свой трансфер»

С женой Екатериной в Мостаре / Фото: © Личный архив Ивана Енина

— Зато болельщики там, говорят, агрессивные?

— Есть такое. (Смеется.) Последний инцидент — сыграли дома вничью с «Вележем», и болельщиков это не устроило. 250 человек нагрянули на стадион. Окружили, разговор шел на повышенных тонах. И все это без полиции. Общались минут тридцать, потом они резко развернулись и пошли строем с кричалками и с файерами. Предупредив: если до конца сезона — а играть оставалось две недели — кого-то из футболистов увидят в публичных местах, нам не поздоровится. Город небольшой, население тысяч сто, все друг друга знают. Неделя прошла — все подуспокоилось. Ребята, которые не попали в заявку на матч, решили поужинать в ресторане. Потом рассказывали: не успели сделать заказ, как влетают семь или восемь человек. Претензии, кому-то подзатыльник дали… «Если через минуту не будете дома, то пеняйте на себя»

— Жестко! Впрочем, фанаты «Торпедо» — тоже не ангелы. Цитируя Александра Григоряна, такой требовательной торсиды нет ни у кого в России.

— Требовательная, да. Но так и должно быть. Они наша поддержка, гонят команду. Фанаты за клуб отдают все и хотят видеть от нас то же самое.

— Вы играли и даже забивали в еврокубках. Из Западной Европы после этого предложений не было?

— Из Западной? Наклевывалось с «Салернитаной» — знаете, она вышла в серию А. Все произошло за два дня до закрытия трансферного она. При этом поставили условие: «Только бесплатно, и на тебя хотят денек посмотреть». Я это счел неразумным. Ну, представьте, отпрашиваюсь из команды, забираю документы — а там что-то идет не так. И куда потом? Только в Россию либо в Казахстан, где окно тоже еще было открыто. Но тогда это в мои планы не входило.

— В «Зриньски» вы ведь выступали вместе с защитником Ренато Гойковичем, который сейчас в «Оренбурге»?

— Нет, когда он ушел, я как раз пришел.

— Как в боснийском чемпионате с финансами?

— Там нет таких денег, как в РПЛ, ими не раскидываются. Наоборот, стараются зарабатывать. «Сараево», чемпион, прошлой зимой продало двух игроков в Саудовскую Аравию и Турцию, а вратарь Владан Ковачевич должен был отправиться в загребское «Динамо», но в итоге перешел в польский «Ракув». В тот самый, с которым в Лиге конференций играть «Рубину». Ковачевич там основной. «Сараево» на этих трансферах заработало два миллиона евро, плюс проценты с последующей перепродажи. Ну, и за выступления в еврокубках денежка капает — это основные источники доходов местных клубов.

— Ковачевич — сильный голкипер?

— Молодой, но в «Сараево» считался лидером, вызывался в сборную Боснии. Реально хорош! И на линии, и на выходе, и в игре ногами.

— Вы от перехода в «Торпедо» материально проиграли?

— Проиграл чуть-чуть. Ничего страшного — зато я дома. Деньги играют в жизни огромную роль, но иногда можно пойти на уступки.  

Rate article